Симбиоз муравья и тли. Как муравьи пасут тлей

simbioz muravya i tli kak muravi pasut tlej Свежие статьи

Их примерно три тысячи известных науке видов. Копошатся, медлительные и крохотные, на листьях, ветках деревьев и трав, иногда сплошь их покрывая. Невидимые, они и под землей творят свое вредоносное дело: сосут соки из корней…

Речь идет о тлях — насекомых, всем известных. Многие знают также, что эти губительные для растений маленькие создания — источник того сладкого и светлого сока, вязкого и липкого, который покрывает листья растений в теплую летнюю погоду и называется «медвяной росой».

Многие слышали, кроме того, что муравьи «доят» тлей, как мы коров: щекочут их своими усиками, заставляя выделять сладкий и питательный сок. Он заменяет муравьям молоко.

Но не ошибусь, если скажу: только специалисты знают странную и полную приключении историю кратковременной жизни этих ничтожных насекомых.

Вошло в поговорку такое выражение: «Прозябает, как тля». И действительно, настолько тли ленивы и неповоротливы, насколько может быть лениво едва передвигающееся животное. Родившись на мягком стебле растения, они тотчас прокалывают его хоботком, бросая, так сказать, якорь на неопределенное время. Сосут и сосут сок. Объедаются невероятно, так что не успевают даже переварить съеденное и выбрасывают в виде медвяной росы, или муравьиного молока, его излишки из двух трубочек сзади на брюшке.

Замысловатый цикл развития тлей проще всего начать рассматривать с осени. В эту пору самки тлей откладывают зимующие яйца. Они оплодотворены самцом. И только они! Все прочие тли летних поколений — несчастные создания: они рождены без отцов! Это редкостное явление — развитие без помощи самца из неоплодотворенных яиц — называется партеногенезом.

Но зимующее в яйцах поколение произведено на свет самым правильным и законным способом — после бракосочетания самца и самки. Самец после этого союза умирает, а самка спешит, торопится до наступления холодов заложить в листьевые почки как можно больше яиц. Они по сравнению с ней очень крупные. Она, приступая к яйцекладке, выглядит вполне упитанной, но к концу её делается какая-то сморщенная, словно изнашивается с последним яйцом. Совсем истощается. Израсходовав всю себя на дела материнства, умирает.

Зимой представители тлей на земле (во всяком случае, в холодном климате!) — только яйца, предусмотрительно отложенные осенью самкой. Они переживают морозы, словно законсервированные (собственно, так оно и есть), пока март и апрель не разбудят их. Тогда бурное начнется в них развитие. При первом же дуновении теплого ветерка яички лопаются, и молоденькие тли выходят из них.

Вот тут-то и начинаются самые чудеса! Появившиеся весной тли не представляют собой самцов и самок, как осеннее поколение их родителей. Все они сестры без братьев — одни только самки! Все растут и размножаются, нисколько не заботясь о приискании мужей. А размножаются не яйцами — живых рождают детёнышей. Опять-таки только самок. За лето может быть до семнадцати таких однополых поколений. В некоторых из них родятся крылатые тли (все ещё пока самки!) и перелетают на другое растение. И там снова чередуются то бескрылые, то крылатые поколения. Первые размножаются на том же растении, где родились, вторые улетают на другое — так заселяют мировое пространство.

Есть так называемые одноядные тли: вся жизнь их, точнее, весь цикл развития проходит на растениях одного какого-либо вида. Но есть и такие, что живут на разных деревьях и травах (даже на папоротниках). Причем иным тлям смена разных видов растений необходима, другим нет. Штефан Келер подсчитал, что персиковые тли кормятся на растениях из 69 разных семейств.

Но вот приближается осень, и в одном из поколений тлей рождаются наконец-то крылатые самцы. Они находят самок, оплодотворяют их, и самки откладывают яйца. Те зимуют, а следующей весной все начинается сначала (есть, впрочем, тли, у которых зимуют самки, но никогда не бывает зимующих самцов).

Вся жизнь тли отдана еде и произведению потомства. Еды всегда вдоволь, а размножаются эти насекомые с такой быстротой, что за лето одна тля может стать матерью, бабушкой и прапрабабушкой 17 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000 внуков! Заполонили бы тли планету, если бы не их враги. А врагов много: птицы, божьи коровки, златоглазки, тлиеды, осы, наездники, пауки, клещи, ихневмоновы мухи и другие — всех не назовёшь!

Однако и друзья есть, и это особая тема нашего рассказа. Муравьи!

По-видимому они сначала использовали для этого медвяную росу, которая была собрана на листьях. И уже потом, когда научились ловить их с брюшка тлей, стали брать их в рот.
В дальнейшем отношения между муравьями и тлями стали более тесными: некоторые виды тлей, когда рядом с ним снуют муравьи, не выбрасывают сладких выделений, а терпеливо ждут муравьев-заготовителей и передадут им свою продукцию. Существующие в симбиозе с муравьями тли, совсем разучились плескаться «медом». А еще он щекотит ее усиками и доит. Она делает это, выделяя капельку сладкой жидкости. Муравей-пастух ее сразу подхватывает и несет в зобик, бежит вниз по стволу, до тех пор пока не встретится с своим сородичем-носильщиком, который остановит его, некоторое время они о чем то переговариваются, обмениваясь «рукопожатиями» усиков. Потом, муравей-пастух передаёт носильщику сладкий груз и спешит обратно к тле. Некоторые тли, когда их «поят» муравьи, почти каждую секунду выделяют по капельке… Это значит – что тля превратилась, по сути своей, в живой насос, непрерывно качающий растительный сок (попутно насыщая его сахаром!) Листья к муравьям. Липа тля производит в день по 25 миллиграммов сладостного сиропа, который они производят в несколько раз больше, чем весили сами.
В нашем черном древесном муравье, который состоит примерно из 20 тысяч особей, «надаивают» за лето 5,107 литра «молока». Он «доит» преимущественно тлей, обитающих на бобовых растениях.
Живущий в загородном доме бурый садовый муравей дружат с тлями другого вида. Его гнезда невелики: в нем около четырех тысяч муравьев, и поэтому меньше за год «молока» – 1,7204 литра.
Объем «молочного бидона» – зобика, в котором транспортируется жидкие продукты, у черного древесного муравья равен всего двум кубическим миллиметрам (0,81 кубического миллиметра), а у садового и того меньше – 0,81 кубического миллиметра Муравей первого вида, чтобы доставить к муравейнику пять литров сладкого «молока», должен 2 миллиона 124 тысячи раз пробежать на пастбище и обратно, а садовому муравью приходится совершать этот же путь 2 миллиона 553 тысячи раза. Если же произвести расчет по данным выше, то получается следующее: каждый древесный муравей – заготовитель совершает за лето 500 походов на пастбища, а садовод – две с половиной тысячи подобных прогулок: 25 раз в день должен бежать он туда и обратно!

В случае если на каком-нибудь пастбище тля настолько расплодилась, что ей уже места не хватает, муравьи перемещают их на новые ветки или деревья. Не оставляют без охраны: пастухи- муравьи бдительно несут сторожевую вахте, защищая тлей от божьей коровки, клещей, златоглазков и прочих врагов. В сторону удирают даже муравьи других видов или воришки из чужих муравейников. Из-за тлей между муравьёв иногда случаются настоящие сражения.
Чтобы лучше защитить своих кормилиц от вражеских нападок и от непогоды, муравьи возводят «коровники»: обмазывают стебли, на которые собрались тли, землей, сооружают сверху над ними землянки; под их сводами тли в полной безопасности сосут свой соки растений. На входе и выходе из «коровника» муравьи тщательно охраняют. Тли, которые сооружают муравьи, можно увидеть на многих травах (например, на молочая, цикория, подорожника, сосны и тополя).
В случае разрушения склеенных из древесной трухи «коровников» муравьев лазиусов, возведенных над глубокими трещинами в корнях тополя, можно увидеть тлей стомафисов. Но перепуганные личинки тли спешат извлечь из дерева свои длинные хоботки – насосы, но не сразу это удается. Для того чтобы спастись от муравьев-пастухов, которые были вынуждены спасаться бегством из-за застрявших в дереве тлей, муравьи-пастухи, вместо этого, бросаются к увязшим в деревьях тлям и тянут их изо всей силы, помогая В это время «коров» и убегающих «козлят» подхватывают и уносят вместе с ними. Некоторые тли бегут сами, а Муравьи конвоируют их.
А вот в Тлей стомафисов ни разу не видели без муравьев, они их повсюду сопровождают. А яйца стомафисов зимой хранятся на муравейниках. Муравьи ухаживают за ними, они их облизывают, ухаживают, как за своими. С весны вышедших из яиц «телок» отправляют на ветви дерева Некоторые исследователи утверждают, что тли стомафисов самостоятельно, без помощи муравьев, не производят сладкие капли. Только массаж муравьиными усиками приводит их в движение, заставляя выделять полупереваренные древесный сок.
Корневая система растений находится в еще большей зависимости от муравьев. Не исключено, что им не удалось бы даже слабыми ручками расчистить путь к корням А муравьи-то и несут под землю крылатых «коров» — они обрезают им тут крылья, охраняют их от жизненных невзгод, разносят их по подземельям, заражая другими кормами для личинок. Выдернув засушенное тлями растение, можно увидеть, как муравьи с беспокойством хватают «коров», которые не брыкаются, не бьются, а покорно замирают и поджимают лапку, и торопливо прячут в землю по одному им известным дырам и щелям

Оцените статью
Добавить комментарий